• Главная
  • ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
  • АРХИВ НОВОСТЕЙ
  • Показы мод
  • Выставки
  • Тренинги и семинары
  • Реклама
  • Контакты
  • RSS feed
  • Издается с 17 октября 2006 года

  • Что воздействует на сознание человека: расширяем свои границы
    Опубликовано: 2013-01-23 19:28:34

    Сознание и бессознательное — две базовые психологические концепции, введенные в широкое обращение Фрейдом.

     

    Четкое различение между первым и вторым — это самое важное «открытие», которое он сделал. Фрейд был первым, кто громко и аргументированно заговорил о том, что у каждого человека в душе происходят скрытые, неведомые даже ему самому, процессы.

     

    До Фрейда человеческую душу воспринимали, как что-то цельное и неделимое, и такая точка зрения имеет полное право на существование… при условии, что наблюдатель находится за пределами исследуемой души. Если смотреть на человека со стороны, то никакой очевидной разницы между сознательными и бессознательными его мотивами нет. Человек и его поступки могут выглядеть противоречиво, но это впечатление разбивается о несокрушимый факт — это всегда один и тот же человек.

     

    Сторонний наблюдатель легко может подметить противоречия или непоследовательность в поведении другого человека, но какие выводы из этого обычно следуют? В лучшем случае его обвинят в глупости, в худшем — в сознательном двуличии и обмане. Никто не любит, когда слова человека расходятся с его действиями.

     

    Но подобные обвинения не всегда справедливы, поскольку, зачастую, речь идет о добросовестном заблуждении, когда человек совершенно искренне не замечает собственной непоследовательности. Вчера он говорил одно, сегодня сделал обратное, и если его ткнуть в это носом, тот он вынужден будет признать, что так оно и есть — его слова и действия расходятся. Но в то же время он может и сам не понимать, почему так вышло, ведь искренним он был и вчера и сегодня.

     

    Вероятнее всего, он начнет оправдываться, искать какое-то объяснение всплывшему противоречию. И делать он это будет не только для того, кто его на противоречии поймал, но и для себя самого, ведь это очень неуютно — сознавать и признавать тот факт, что внутри царит хаос, что целостность собственной личности иллюзорна. Поэтому его ум будет предлагать тысячи объяснений, лишь бы замаскировать обнаруженное противоречие. Одно вранье маскируется другим враньем.

    Так вот, Фрейд первым озвучил проблему внутренней раздвоенности, которая имеет место у каждого, в том числе и совершенно нормального, человека. До Фрейда, раздробленность личности признавалась и исследовалась только в крайних своих проявлениях, когда в результате глубокого психического заболевания личности, как таковой, уже и не оставалось — одни только ее осколки. А Фрейд заявил и доказал то, что в психике даже вполне здоровых людей автономно сожительствуют две сферы — сознательное и бессознательное, и между ними — пропасть.

     

    Фрейд о бессознательном
    Ключевой вопрос в понимании того, что из себя представляет бессознательное, — это вопрос о том, чем оно наполнено и почему. Основной тезис Фрейда по этому поводу звучит примерно так — в бессознательном нет ничего, что однажды не было бы в сознании. Это принципиальный момент, важность которого прояснится, когда мы дойдем до юнговской концепции бессознательного.

    Фрейдовское понимание бессознательного по своей сути близко к определению памяти: по мнению Фрейда, бессознательное содержит в себе только то, что человек однажды осознавал, что промелькнуло в его сознании с той или иной мерой интенсивности. Возможно это была одна мимолетная мысль, а может это целый пласт переживаний, которые по какой-то причине покинули сознание, точно так же, как если бы просто «забылись».

    Разница с обычной пассивной памятью в том, что бессознательные содержания несут в себе определенный заряд активной психической энергии и, находясь вне поля зрения обычного повседневного сознания, продолжают оказывать на него свое скрытое влияние. И чем выше заряд этой подавленной энергии, тем сильнее или даже агрессивнее ее влияние на сознательные процессы.

    В этом смысле, фрейдовское бессознательное находится во враждебном конфликте с сознанием, иллюстрируя древний мотив борьбы добра со злом.

    Теперь к вопросу о том, почему вообще что-то оказывается в бессознательном. В бессознательное попадают те психические содержания, которые неприемлемы для доминирующей сознательной позиции или просто душевно болезненны и не имеют должного выхода.

    Большую часть бессознательного составляет как раз то, что сознание сочло неприемлемым. Прежде всего, это те желания, мысли или потребности, которые возникают в сознании, но не проходят внутреннюю морально-политическую цензуру. Сознание стремится к добру, в своем субъективном понимании, и потому старается подавить в себе все зло — опять же в своем субъективном понимании.

    Фрейд выделил в психике отдельную инстанцию, которая отвечает за нравственную чистоту всей личности и назвал ее Супер-Эго или Сверх-Я. Это та самая штука, которая создает у человека ощущение стыда, его совесть.

    Но тут нужно понимать, что мы говорим о весьма эфемерных вещах, и что не нужно овеществлять эти отдельные психические механизмы. На самом деле их нет, просто со стороны все выглядит так, как если бы они были. В действительности же, психика больше похожа на рассол, где много всяких примесей, но в то же время нельзя сказать, что вот здесь один компонент, а там другой.

    Внутренний нравственный цензор формируется под давлением воспитания — его целенаправленно развивают в ребенке. Поверхностная мотивация — это стремление вырастить «хорошего человека», такого, который будет четко знать, что такое хорошо и что такое плохо, и при этом будет разделять общие для данного общества критерии добра и зла.

    Менее осознаваемая мотивация — это создание механизма контроля над ребенком и будущим членом социума. То, что выгодно родителю и обществу, есть «хорошо», а то, что им не выгодно — это «плохо». А привитая совесть в дальнейшем служит для него внутренним полицейским, который достает свою палку и наказывает за «недобрые» поступки даже тогда, когда этого никто не видит.

    Вот с того самого момента, когда ребенок начинает разделять добро со злом, в нем начинает формироваться бессознательное. По крайней мере, та его часть, которой заинтересовался Фрейд. Все, что ребенок обнаруживает в себе злого, он, с этого момента, старается скрыть, спрятать. Сначала он прячет это только от окружающих, а потом, когда его совесть крепнет и набирает силу, начинает прятать это и от себя самого.

    Таким образом, бессознательное изначально возникает на почве внутреннего конфликта между естественной природой человека и искусственными требованиями социума, принятыми слишком близко к сердцу. При правильном воспитании, этот конфликт можно минимизировать, но это требует от родителей преодоления своего собственного внутреннего конфликта, что является большой редкостью. На практике родители обычно идут по проторенной дорожке, выращивая в ребенке мощное жесткое Супер-Эго по своему образу и подобию.

    Меньшую часть бессознательного составляют воспоминания и переживания, причиняющие сильную душевную боль — утрата близких людей или, например, истории сильно задетого самолюбия. Эти содержания приобретаются позже, уже в течение взрослой сознательной жизни и причиняют не так много хлопот, как подавленные нравственными запретами желания или свойства личности. По крайней мере, если речь не идет о каких-то исключительных ситуациях, когда душевные шрамы содержат в себе такой эмоциональный заряд, что полностью лишают человека душевного покоя.


    Психоанализ и психологические типы
    Фрейд был экстравертом и потому его теория бессознательного несколько однобока. Там где экстраверт должен приложить значительные усилия, чтобы проникнуть на уровень своей бессознательной мотивации, интроверт ту же задачу выполнит совершенно не напрягаясь. Экстраверты особенно легко теряют связь со своим бессознательным, тогда как интроверты в некоторых случаях как будто вообще не имеют ничего бессознательного.

    По этой причине интроверты, порой, чувствуют себя изгоями в мире экстравертов — лишенные возможности заблуждаться в собственных чувствах и потому не способные участвовать в обычных социальных играх, они оказываются в одиночестве с ощущением собственной ущербности.

    Например, романтическая любовь — это форма наваждения, когда бессознательные невротические мотивы заставляют одного человека, привязываться к другому, совершенно не понимая природы этой привязанности. Там где экстраверт искренне влюбляется, интроверт заглядывает в себя и не видит никакой влюбленности — внутри только пустота и вполне земные потребности. Интроверт отдает себе отчет в том, что на самом деле им движет, а экстраверт верит в непосредственность своих чувств — и у каждого в связи с этим свои проблемы.

    По этой причине, фрейдовский психоанализ плохо походит интровертам. То, что для экстраверта после долгих аналитических сессий становится откровением, для интроверта может быть обычной повседневной правдой жизни безо всякого психоанализа. Интроверту классический психоанализ помогает только в том, чтобы дать название и разложить по полочкам свои переживания. А сам Фрейд вообще считал интроверсию формой невроза.


    Юнг о бессознательном
    Будучи учеником Фрейда, его последователем и чуть ли не наследником в передаче психоаналитического учения, Юнг достаточно долго разделял фрейдовские взгляды на устройство человеческой психики. Но со временем между ними наметился раскол, когда Юнг со своим аналитическим аппаратом перестал умещаться в рамках психоаналитической теории.

    В какой-то момент Фрейд стал заложником своего учения и превратил психоанализ чуть ли не в секту, где от каждого адепта-аналитика требовалась вера в ортодоксальное учение, а не научное рвение и поиск истины. Фрейд сделал первый шаг, но отказался делать второй даже тогда, когда изначальная теория начала трещать по швам. Второй шаг за него сделал Юнг. Третьего шага после Юнга не сделал никто — возможно, дальше шагать уже некуда.

    Был там еще и Адлер, который тоже не смог примириться с ортодоксальным психоанализом. Он привнес много чего интересного в изучение психологии, но как и Фрейд попался в ловушку собственной личности и собственного невроза.

    Как Фрейд срисовал свою теорию сексуальности с себя самого, так и Адлер в своей индивидуальной психологии описал теорию СВОЕЙ борьбы за власть и свой собственный «комплекс неполноценности» — кстати, именно Адлер ввел в обращение этот термин. Адлер был интровертом, и его теория стала чем-то вроде интровертского психоанализа, такого же однобокого, как экстравертский психоанализ Фрейда.

    Юнг не спорил с Фрейдом относительного того, что бессознательное содержит вытесненные из сознания переживания, он считал, что помимо этого в нем содержится что-то еще, что попало туда не в процессе индивидуальной жизнедеятельности, а по наследству от всего человечества. Что-то такое, что объединяет всех людей на земле, совершенно независимо от их места рождения, языка и воспитания.

    Юнг привел множество примеров тому, как в некоторых случаях люди из совершенно разных культур демонстрируют совершенно одинаковые психические реакции. Он объехал весь мир и нашел массу подтверждений тому, что всех людей на психическом уровне объединяет какая-то психическая наследственность, и назвал ее коллективным бессознательным — в отличие от личного бессознательного, которое полностью тождественно фрейдовскому пониманию этого термина.

    Так же как физический организм и его генетическая наследственность содержат в себе опыт многих тысяч лет выживания, коллективное бессознательное содержит в себе опыт выживания психологического за те же тысячи лет. Менялись условия обитания, менялись культуры, менялся уровень сознания, но проблемы, стоящие перед человеком разумным во все века оставались теми же, что и сейчас — отношения с людьми, отношения с окружающим миром, отношения с собой.

    Все это неизбежно отложило отпечаток на устройство психики. Ребенок, рождаясь на свет, начинает жизнь не с чистого листа — он содержит в себе мудрость всего человечества, как биологического вида. От правильного и эффективного функционирования психического аппарата выживание человека зависит ничуть не меньше, чем от эффективности его физиологического устройства.

    При такой точке зрения на природу психики не остается места суждениям о добре и зле, о сражении сознания против бессознательного. Никакой конфронтации между ними нет. Задача бессознательного не в том, чтобы вредить сознанию или служить отстойником для всего грязного и недостойного, бессознательное — это механизм выживания и саморегуляции психики, без которого не было бы и сознания. Бессознательное никогда не действует во вред сознанию, оно лишь стремится к балансу психического метаболизма.

    Коллективное бессознательное содержит в себе изначальные матрицы, пустые поведенческие шаблоны, которые человек в течение своей жизни наполняет своим личным опытом выживания. Этой темы мы уже касались в статье про архетипы — они и есть эти самые незаполненные матрицы.

    Пару архетипов мы рассматривали подробно — это Тень и Персона. Сейчас о них интересно вспомнить потому, что эти архетипы и выраженное в них свойство человеческой психики вытеснять неугодные свои качества и выставлять на показ самые выгодные из них — это и есть сфера личного бессознательного. Весь фрейдовский психоанализ — это юнговская работа с Тенью и Персоной, а у Юнга это только начало пути, самый простой и очевидный его этап.

    Личное бессознательное содержит в себе только локальные проблемы, конфликты, порожденные в течение одной отдельной жизни. Рождение, воспитание, выживание… круговорот жизни и проблемы одного человека в масштабах всего человечества — это ничто.

    Коллективное бессознательное ставит перед человеком проблемы иного — экзистенциального — уровня, решение которых даже в индивидуальном порядке важно для выживания и эволюции всего вида. Единичные случаи преодоления экзистенциальных конфликтов откладываются в коллективном бессознательном так же, как удачные комбинации генов постепенно закрепляются в генетическом коде всего человечества.

    И точно так же, как генетическая программа требует от человека выживания и продолжения рода, так и коллективное бессознательное требует от человека выполнения программы психического развития. В человеке самой природой заложена потребность в достижении более высоких уровней сознания, в обретении «коллективного» счастья, и бессознательное, играя роль то ангела, то демона, постоянно человека к этому подталкивает.

    Коллективное бессознательное — не друг и не враг. Это безликая сила, которая в одно мгновение может разбить в щепки утлое суденышко человеческого сознания. Ей нет дела до личных проблем и амбиций, так же как нет дела до выживания индивидуальной личности. Стоять у нее на пути — себе дороже, однако можно прислушаться к ее требованиям, поймать волну, и она сама принесет человека на порог величайших открытий.

     

     

    Инф.satway.ru



    Внимание!!! При перепечатке авторских материалов с Pannochka.net активная ссылка (не закрытая в теги noindex или nofollow, а именно открытая!!!) на портал "Издание для девушек и женщин от 14 до 35 лет Pannochka.net" обязательна.


    ООО "Мегапрайм груп" (Megaprime Group LLC)
    Тел. +380-50-441-7388; ICQ: 390513874
    Электронная почта проекта: info@pannochka.net. Корпоративные контакты: info@megaprime.com.ua, www.megaprime.com.ua
    Партнеры: E-NEWS.com.ua, E-FINANCE.com.ua, NEBOLEY.com.ua, AgriNEWS.com.ua, Bookmarket.in.ua
    megaprime.com.ua
    bigmir)net TOP 100
    Яндекс цитирования
    Яндекс.Метрика
    © ООО "Мегапрайм груп". Все права защищены.
    При использовании материалов сайта в печатном или электронном виде активная ссылка на pannochka.net обязательна. Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. За содержание рекламы ответственность несет рекламодатель. Права на информацию, представленную на pannochka.net, принадлежат ООО "Мегапрайм груп".